tsurugu1

Близится Самайн, он же Хеллоуин.


Честно говоря, я, не был замечен до сих пор в особом его отмечании. Но вот так сложилось, что отмечаю.

И мне сказали, что если завести Хеллоуиновскую тыкву, то это весьма хорошо и аутентично.

- Как же так? – удивился я, и решил обратиться к профессионалам. По части Самайна и Хеллоуина.

Итак, из книги добрых людей, братьев Алвина и Бринли Рис* мы можем вынести вот что:


Древние кельты, безусловно, отмечали этот день. Он считался началом зимнего сезона «От Самайна до Белтайна». Что сопровождалось рядом ограничений в бытовой и хозяйственной деятельности. Во-первых, именно в этот период строго рекомендовалось исполнять определенные сказания, но никак ни летом, т.е. от «Белтайна до Самайна». Во-вторых, плоды земли, не собранные к этому времени, считались apriori испорченными. В-третьих всем добрым и не очень людям рекомендовалось проводить это время в доме у очага. И даже такие отморозки как фении**, следовали этому правилу.
Этот день (ночь на самом деле, ночь с 31 октября на 1 ноября) считался как бы вне времени, сопричастным с Вечностью, когда мир людей и потусторонний мир (в т.ч. и мир мертвых ) соприкасаются.
В это время существует повышенная опасность контактов людей и сидов и \ или прочих существ потустороннего мира. Причем для людей контакты эти в большинстве своем опасны и ни к чему хорошему не приводят. Сиды и существа из потустороннего мира в эту ночь могут проникать в наш мир и активно влиять на него. Что, судя по легендам они и делали. Так, например, Айлен Мак Мидна, добрейшей души челове сид, изрыгая изо рта огонь , на каждый Самайн являлся в Тару (сакральный центр и столица древней Ирландии), чтобы поджечь крепость и все прилегающие к ней постройки. И у него порой получалось***. А кое-кто**** встретил «в пору Самайна » саму Морриган, и если б на его месте были Вы, не факт что эта встреча бы так хорошо закончилось.
Самайн отмечали от души, друиды собирались в центре страны и возжигали костер. А народ поменьше возжигал костры поскромнее и желательно, как раз от того огня, который, зажгли друиды. (Вообще-то пишут, что очаги по всей Ирландии полагалось гасить и возжигать их только от этого самого главного огня, разведенного в центре Ирландии, но, учитывая репутацию Самайна , и степень развитости транспортных средств в то время я полагаю, что очаги если и гасились, то ненадолго и возжигались от чистого огня, разведенного местными друидами.). Оставаться одному и мрачно тусить в стороне не только не приветствовалось, но и считалось опасным для жизни «Тот из уладов, кто в канун праздника не придет в Эмайн Маху (столица владений племени уладов), теряет разум, и уже на следующий день быть ему погребенным в могиле, под курганом и могильной плитой» - это как раз оно.
А правильным modus operandi, наоборот, считалось собраться в стаю товарищей, возжечь очаг и долго, долго, пугать друг- друга страшными историями.
Ну и еще не полагалось оставлять огонь без присмотра, грязную посуду и все такое – а то сиды ка-а-к налетят…
Ну, вы поняли.
А причем же здесь тыква?
Древние ирландцы, и вообще кельты считали голову человека вместилищем жизненной силы. Еще римские авторы отмечают, что галлы собирали и хранили дома отрубленные головы своих врагов. Тот же обычай был распространен и в Ирландии.
На Самайн эти могущественные артефакты могли вешаться на стены, насаживаться на колья ограды – для отпугивания нежеланных потусторонних гостей. Но под влиянием христианства стали заменяться мешками с соломой и прочими видами муляжей. Массово мигрировавшие в Америку ирландцы приспособили для этого дела тыкву. Вот так-то.
В качестве бонуса маленький милый самайновский рассказ «Приключения Неры», записан веке где-то в 7ом н.э. Место действия древняя Ирландия, время действия – Самайн.
Однажды в канун Самайна Айлиль и Медб (король и королева Коннахта, немаленького такого куска Ирландии) находились со всем своим двором в Рат Круахане(местная столица). Днем ранее захватили они двух пленников, и вот теперь король Айлиль обещал большую награду тому, кто выйдет из дому, подойдет к пленникам, подвешенным к столбу, и обвяжет одному из них ноги ивовыми прутьями. Но велик был ужас ночи в канун Самайна, ибо являлись в эту ночь демоны. Один за другим воины принимали вызов, но быстро возвращались в дом. Тогда поднялся со своего места Нера и объявил, что сделает это, и Айлиль обещал ему свой меч с золотой рукоятью.

 

Трижды пытался Нера затянуть повязку на ногах пленника, и трижды она спадала, пока наконец сам пленник не сказал ему, что закрепить ее можно лишь с помощью пряжки самого Неры. Когда это было исполнено, пленник сказал «А теперь, чтобы доказать свою доблесть, посади меня к себе на шею и помоги мне найти какое-нибудь питье. Сильно я захотел пить, пока висел тут». Нера понес его к ближайшему дому, но дом тот оказался окружен огненным озером. Пленник сказал, что не найти им питья в этом доме, ибо нехорош тот дом, где огонь прикрыт на ночь. Вокруг следующего дома увидели они озеро воды знак того, что нет там ни воды для питья и умывания, ни ведра для помоев. В третьем доме нашли они и питье, и воду для умывания, и ведро для помоев. Пленник напился, а последний глоток воды выплюнул в лица людей, которые были в том доме, будто были они уже мертвы. С тех пор считается, что не следует оставлять на ночь в доме воду для питья и умывания, и ведро для помоев, и открытый огонь.

 

После этого Нера отнес пленника назад к столбу, а сам вернулся в Круахан. И там «увидел он нечто»: Круахан был сожжен дотла, а возле пожарища высилась куча отрубленных голов, и были то головы воинов Круахана. Затем увидел он, как из сида выходят люди, берут эти головы и уносят их в пещеру Круахан. Нера последовал за ними. Тут предстал перед ним король сида, у ног которого были сложены те головы. Король подозвал Неру к себе и велел ему отправиться в дом одинокой женщины, поселиться у нее и каждый день приносить охапку хвороста к королевскому очагу. Та женщина радушно приняла Неру и тайно от короля стала его женой.

 

Каждый день, когда Нера нес хворост, он видел одну и ту же сцену: хромой, сидящий на шее у слепого, выходил из ворот крепости и направлялся к колодцу, «Она здесь?» спрашивал слепой, на что хромой отвечал ему «Да, она здесь, пойдем обратно». Нера спросил жену, что означает эта сцена, и та объяснила, что двум этим людям, слепому и хромому, король поручил стеречь золотую корону лежащую на дне колодца. Еще сказала она ему, что Круахан на самом деле вовсе не разрушен, но видение это может стать правдой ровно через год на следующий Халлоуин, если Нера не убедит своего короля первым напасть на сид и разрушить его. Она велела ему вернуться туда, где оставил он своих людей, и убедиться, что они целы и невредимы, сидят вокруг того же котла, а еду еще не успели даже снять с огня. И она посоветовала ему взять с собой из сида плоды лета дикий чеснок, первоцвет и папоротник, чтобы поверили люди его рассказу. Вдобавок узнал от нее Нера, что она ждет ребенка и в назначенный час родит сына. Она велела ему прийти в сид и забрать ее сына и скот, прежде чем воины Круахана разрушат сид. И, наконец, предрекла та женщина, что корона Бриона попадет в руки Айлиля и Медб.

 

Нера вернулся к своим людям и рассказал им обо всем. В благодарность Аилиль, как и обещал, дал ему свой меч с золотой рукоятью. Через год вернулся Нера в сид, чтобы забрать оттуда сына жену и скот. А потом люди Коннахта и Ульстера разрушили тот сид и взяли все, что было в нем. «И унесли они корону Бриона. А эта корона, плащ Лоигаире из Армага и рубашка Дунланга из Килдара в Лейнстере были три чудесные вещи Ирландии. Нера так и остался в том сиде и не выйдет оттуда до Страшного Суда».

 


*Имеются ввиду А. и Б. Рис и их книга «Наследие кельтов. Древняя традиция в Ирландии и Уэльсе»

**Это не борцы за независимость Ирландии от Ее Величества, имеется ввиду их древний прототип, великие древние ирландские войны и разбойники, от которых они и взяли себе имя.

*** Где-то пишут, что приходил, чтобы сжечь. А где-то, что так и сжигал. Я лично сомневаюсь, что обитатели Тары каждый год безропотно все это восстанавливали. Да, я, намеренно смешиваю здесь мифологическое и историческое, тем более, что в тех же ирландских скеллах, оно не очень отличимо одно от другого.

*** *А это был Дагда, громовержец древней Ирландии, сид по происхождению и эпикуреец по образу жизни. Ему то как раз она пообещала помощь в экстерминатусе ужасных порождений Ктулху фоморов. Но время встречи на м как - бы намекает.